Полузабытый, но подлинный шедевр

«... никогда с таким старанием я не работал, как над „Чародейкой“. Я знаю, что когда-нибудь она свое возьмет...»
из письма П. Чайковского к П. Юргенсону
24 ноября 1887 г.


Трудно назвать другое произведение, написанное Чайковским для театра, которое имело бы столь печальную судьбу. «Чародейку» принято считать самой «малоизвестной» (чтобы не сказать «малоудачной») из опер великого русского композитора. Но если подобный «статус» опер «доонегинского» периода — «Воеводы», «Опричника» и «Кузнеца Вакулы» (последний, впрочем, спустя десять лет был переделан самим Чайковским в «Черевички») еще может быть объясним, то «Чародейка» сочинялась гораздо позднее и «в окружении» таких безусловных шедевров, как «Манфред», Пятая симфония и «Спящая красавица»... Мог ли Петр Ильич, находясь в зените славы и достигнув высшей зрелости мастерства, написать «малоудачную» оперу? Даже «Орлеанская дева» и «Мазепа», в свое время встретившие суровый приговор критики, сегодня «реабилитированы» и часто входят в репертуар российских и даже зарубежных театров. Однако для «Чародейки» время, как будто, до сих пор не пришло...

Трагедия Ипполита Шпажинского «Чародейка», основанная на старинном нижегородском предании XV века, была впервые поставлена в 1884 г. на сцене Малого театра и в течение двух сезонов по количеству представлений обогнала все другие драматические спектакли сначала в Москве, а затем и в Петербурге. В главной роли Кумы-Настасьи — красавицы хозяйки постоялого двора, которая покоряет всех, включая Князя-наместника, чем вызывает ненависть дьяка и Княгини, блистали великие актрисы Мария Ермолова и Мария Савина. На Модеста Чайковского, который, как известно, и сам был драматургом, произвела впечатление одна из сцен в этой трагедии и он обратил на нее внимание брата: придя к тайно влюбленной в него Куме, чтобы по наущению своей матери убить ее, Княжич проникается к ней сочувствием, а затем и ответной любовью. Именно с этой сцены и началась работа над оперой: Чайковский сочинил замечательный дуэт. А вскоре в письме к Шпажинскому предложил написать на основе этой трагедии оперное либретто.

Главная героиня с помощью своих чар способна обольстить любого, но через истинную любовь она обретает подлинную красоту и страсть — таким увидел образ Кумы Чайковский. «В глубине души этой гулящей бабы есть нравственная сила и красота... Сила эта в любви, — писал композитор певице Эмилии Павловской (ей предназначалась роль Кумы), отвечая на ее недоумение по поводу якобы не подходящего для оперы сюжета. — Отчего вы любите роль Травиаты? Отчего вы должны любить Кармен? Оттого что в этих образах под грубой формой чувствуется красота и сила».

Оперу отличает обилие народных хоровых сцен (они преобладают в I акте), всепроникающая песенная стихия, а также, по выражению Б. Асафьева, «тема великой русской реки, образ необъятной шири и речного простора». Кульминацией этой темы является ариозо Кумы — «Глянуть с Нижнего» (I акт).

Работа над «Чародейкой» была закончена весной 1887 г. Успех премьеры, состоявшейся в Мариинском театре 20 октября того же года (дирижировал автор), оставила у него половинчатое впечатление: сквозь овации и поздравления Чайковский ощущал холодность публики. Отчасти вина лежала на исполнительнице главной партии, к тому времени почти потерявшей голос. Отчасти было виновато само либретто, страдавшее длиннотами. Это понимал и сам Чайковский, впоследствии осуществивший крупные сокращения. Продержавшись в Петербурге один сезон, опера была снята с репертуара. А костюмы и декорации отправились в Москву.

Однако в Большом театре ее показали тогда всего один раз (2 февраля 1890 г.)! Разученная наспех и небрежно поставленная (дирижер И. Альтани, режиссер А. Барцал), она, тем не менее, вызвала немалый интерес публики (пожалуй, даже бóльший, чем в северной столице), но более на сцене не появлялась.

Вторая постановка «Чародейки» в Большом театре состоялась уже после смерти Чайковского — в 1916 г. Инициатором возобновления был дирижер Вячеслав Сук, которого один из рецензентов назвал «главным героем спектакля». На этот раз исполнение и постановка (режиссер В. Лосский) заслужили высокую оценку московских критиков, но спектакль продержался в репертуаре только до конца года.

Третью и самую заметную постановку «Чародейки» Большой театр осуществил в 1958 г. Сначала она шла в филиале, но позже была перенесена на основную сцену. Было взято либретто в новой редакции, в 1941 г. выполненной С. Городецким для постановки ленинградского ГАТОБ им. Кирова. Поставили спектакль совсем тогда еще молодой Евгений Светланов (это была вторая постановка маэстро в Большом) и увенчанный лаврами, маститый режиссер Леонид Баратов (у него, напротив, эта постановка была последней). Декорации создавались по эскизам народного художника СССР Федора Федоровского, к тому времени покойного (они датируются 1944 г., видимо, тогда в театре тоже планировалась постановка «Чародейки»). Спектакль прошел 49 раз и находился в репертуаре до 1965 г.

Постановка 2012 г. собрала великолепную постановочную команду: это Александр Лазарев, Александр Титель и Валерий Левенталь. Александр Лазарев, по чьей инициативе в репертуар Большого вновь войдет «Чародейка», считает эту оперу, наделенную шекспировскими страстями и потрясающую в музыкальном отношении, очень благодатной для оперной труппы Большого театра. По словам маэстро, есть музыка, обреченная на успех, а есть музыка, требующая знаний и умения подать ее. В «Чародейке» есть все, и в какой-то степени ее можно рассматривать этюдом к абсолютному шедевру Чайковского — опере «Пиковая дама».

Большая часть творческой жизни выдающегося и чрезвычайно востребованного в мире дирижера Александра Лазарева была связана с Большим театром, музыкальным руководителем которого он являлся в 1987-95 гг. В прошлом сезоне маэстро возобновил сотрудничество с Большим в рамках филармонического абонемента театра. В нынешнем это сотрудничество наконец вновь обретет театральные формы. Будучи дирижером Большого, А. Лазарев неоднократно возвращал в афишу театра незатертые названия — например, «Младу», оперу-балет Н. Римского-Корсакова, или «Орлеанскую деву» Чайковского. Эти спектакли вызывали стойкий интерес у публики и стали частью славной истории Большого театра XX столетия.

Народный художник СССР Валерий Левенталь служил в Большом в течение тридцати лет (восемь из них в качестве главного художника) и внес огромную лепту в создание золотого репертуарного фонда театра — как оперного, так и балетного.

Народный артист России Александр Титель, более двадцати лет руководящий оперной труппой Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, известен своими оригинальными прочтениями оперной классики и успешной работой в качестве режиссера-постановщика в Большом театре.

Это постановочное трио собралось вместе уже не впервые. В 1990 г. г-да Лазарев, Титель и Левенталь выпустили в Большом премьеру опять-таки не самого репертуарного произведения в музыкальном театре — оперы «Ночь перед рождеством» Н. Римского-Корсакова. Их ждал успех. Этот яркий, сказочный спектакль любила публика в Москве и одобрили зрители на Эдинбургском фестивале.