Шедевр нежности и меланхолии. «Свадьба Фигаро» — в программе концерта Большого в КЗЧ

12.02.2013

Большой, будучи большим оперным домом, постоянен в своем интересе к творчеству Моцарта. Совсем недавно публика штурмовала Новую сцену в дни представлений «Дон Жуана». Более пяти лет не покидает репертуар «Волшебная флейта». Но Большой продолжает осваивать оперное наследие композитора всех времен и народов, включая его оперы и в свои концертные программы.

Прошлым летом художественный руководитель и главный дирижер Большого театра Василий Синайский предпринял концертное исполнение оперы «Так поступают все женщины», вызвавшее единодушное одобрение московской прессы: «И сложно сказать, кто лучше обжился в мизансценах театрализованного концерта. Николай Казанский (дон Альфонсо) с тросточкой, зачитывающий письмо своего персонажа самому Моцарту. Или Алина Яровая (бедовая служанка, изображающая липовых врача и нотариуса). А может, Дмитрий Варгин с Юрием Городецким, они преображаются из респектабельной пары аристократов в смокингах в развязных современных парней, щеголяющих солнечными очками и соломенными шляпами. И Анна Крайникова с Александрой Кадуриной, прелестно играющие в женское непостоянство» (Ведомости, 20.06.2012).

На сей раз в программе очередного абонементного концерта Большого на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского — «Свадьба Фигаро». За дирижерским пультом — Василий Синайский.

В.А. Моцарт (1756-1791)
«Свадьба Фигаро»
(Либретто Л. да Понте
по комедии П. де Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро»)

Фрагменты оперы
Полусценическая редакция Д. Азарова

В исполнении «Свадьбы Фигаро» примут участие молодые певцы труппы и Молодежной оперной программы театра, а также приглашенные солисты, большая часть которых занята и в репертуарном моцартовском спектакле Большого — «Волшебной флейте».
Есть и «специальный гость» — сопрано Ютта-Мария Бёнерт (Германия), солистка Кельнской оперы и постоянная участница Байрейтского фестиваля, выступающая на ведущих оперных и концертных сценах Германии, Австрии и Швейцарии. Певица с обширным репертуаром, в том чисел моцартовским, она дебютировала в партии Графини, которую будет исполнять и в концерте Большого, в 2011 г. в Потсдаме.

В партии Фигаро выступит молодой бас-баритон, солист театра «Геликон» Александр Миминошвили. Финалист конкурса «Большая опера» телеканала «Культура» 2011 г., он уже знаком постоянным зрителям Большого театра: блестяще пел Папагено в «Волшебной флейте». Не новички в моцартовском репертуаре сопрано Алина Яровая (Сюзанна) и баритон Константин Шушаков (Граф), регулярно участвующие в исполнении произведений великого австрийца на театральных и концертных подмостках.

В яркой и эмоциональной роли Керубино выступит меццо-сопрано Александра Кадурина, характерно-буффонную партию Бартоло исполнит бас Николай Казанский, участвовавший во всех новых постановках театра за последние три сезона. Партии Базилио и Дона Курцио, относящиеся к амплуа «харáктерного тенора», прозвучат в исполнении недавно принятого в труппу театра выпускника Центра оперного пения Галины Вишневской Станислава Мостового, запомнившегося блестящим исполнением партии Юродивого в «Борисе Годунове» М. Мусоргского. Небольшие роли Марцелины, Антонио и Барбарины исполнят участники молодежной оперной программы Большого театра — Анастасия Кикоть, Григорий Шкарупа и Нина Минасян.

«Чистый шедевр нежности и меланхолии»
Стендаль


«Свадьба Фигаро» — наряду с «Дон Жуаном» и «Волшебной флейтой» — принадлежит к самым известным операм Моцарта. Композитор создавал ее зимой 1785-86 гг., вдохновленный комедией великого французского драматурга Бомарше. Либреттист Лоренцо да Понте (написавший затем либретто к моцартовским операм «Дон Жуан» и «Так поступают все») сумел ловко обойти запрет австрийской цензуры на постановку крамольной французской пьесы. Ему удалось убрать из оригинала почти все социально-политические намеки без ущерба для динамично развивающейся сюжетной линии, сохранив остроту ситуаций и разнообразие характеров.

Формально принадлежа к жанру «opera buffa», «Свадьба Фигаро» Моцарта — да Понте далеко ушла от итальянского прототипа комической оперы. Традиционные буффонные «маски» достались второстепенным персонажам (Марселина, Бартоло, Базилио). Главные же действующие лица настолько естественны в своих чувствах и реакциях на сюжетные перипетии, что нередко заставляют забыть о своей якобы «причастности» к этому жанру.

Фигаро — не просто «ловкий слуга», никогда не унывающий плут, который мгновенно находит выход из любой переделки. Моцарт и его заставляет испытать страх быть обманутым и смятение ревности под маской самоиронии.

Не только Графиня, чьи возвышенные переживания по поводу потерянной любви супруга, скорее, ближе героине «серьезной оперы» (opera seria), но и «субретка» Сюзанна наделена подлинным, глубоким чувством, перед которым отступает ее милое, насмешливое кокетство.

Даже Граф, которому отведена роль «одураченного господина», предстает перед нами живым человеком с противоречивыми страстями. И для крохотной роли Барбарины у Моцарта нашлись неповторимые штрихи. Но, пожалуй, самым необычным для XVIII века персонажем оперы стал Керубино — эта, по словам музыковеда Виктора Городинского, «прелестная куколка, из которой вылетит опасная бабочка — Дон Жуан».

И в ариях, и в ансамблевых сценах «Свадьбы Фигаро» Моцарт существенно обновляет оперные традиции, выстраивая объемные, «многоступенчатые», но при этом невероятно динамичные композиции с внезапными сменами эмоций и состояний. Чего стóит, например, длящийся более двадцати минут финал второго действия, число участников которого постепенно возрастает с трех до семи, а темпы и тональности меняются восемь раз!

Довольно холодный прием, оказанный опере на премьере (она состоялась в Венском придворном театре 1 мая 1786 г.), не удивляет. Наверное, мало кто из современников мог постигнуть всю глубину моцартовского шедевра. Тем большее чувство отрады испытал автор в Праге, где оперу, поставленную в декабре того же года, ждал настоящий успех.

Хотя на русские подмостки она попала значительно позже, наши соотечественники оказались среди первых ее ценителей. Об этом говорит изданная в 1795 г. в Петербурге карманная книжка-альманах для любителей музыки, называющая «Фигарову женитьбу» «...лучшим произведением сего великого мужа и искусного художника» [Моцарта — Б.М.]. Более полувека спустя А.Н. Серов восхищался «органичностью музыкального ведения сцен» оперы, «превращению всех лиц пьесы в личности музыкальные, ... изяществом форм, чрезвычайной умеренностью в средствах и равновесию всех музыкальных элементов» моцартовского творения. А П.И. Чайковский сделал собственноручный перевод либретто да Понте на русский язык для постановки «Свадьбы Фигаро» силами студентов Московской консерватории в 1876 г.

В Большом театре «Свадьба Фигаро» впервые прозвучала в 1843 г. в исполнении артистов немецкой оперной трупы. В 1868 г. ее поставила итальянская оперная труппа Мерелли, выступавшая в те годы на сцене Императорского Большого театра. Среди различных постановок оперы Моцарта на нашей сцене в ХХ веке (первая из них увидела свет рампы в 1926 г., последняя в 1995 г.) следует отметить осуществленную режиссером Борисом Покровским и дирижером Борисом Хайкиным в «моцартовский» 1956 год (тогда отмечалось двести лет со дня рождения композитора) — подлинный шедевр музыкально-сценического искусства, не сходивший со сцены более двадцати лет.

Борис Мукосей